Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Новый российский закон: никаких проповедей за пределами церкви Федеральный закон о религиозных организациях

Содержание
  1. Закон Яровой — что это простыми словами, суть, когда вступает в силу, последние новости, о миссионерской деятельности
  2. Об авторе
  3. О сути поправок
  4. Про что закона Яровой
  5. Условия работы для операторов связи
  6. Условия работы для транспортных компаний
  7. О противодействии терроризму
  8. О миссионерской деятельности
  9. Когда вступает в силу
  10. Последние новости
  11. Как это работает
  12. Информационная безопасность
  13. Документы
  14. Пастора выдворить, книги сжечь. Как верующие страдают из-за «пакета Яровой»
  15. Штраф за проповедь против алкоголизма
  16. От каторги до штрафа
  17. Протестанты и протестующие
  18. Штраф за Библию и крещение с ОМОНом: жизнь российских протестантов после «закона Яровой»
  19. Калуга
  20. Орел
  21. Размытое понятие миссионерства
  22. Абсурд, дилетантизм, произвол: эксперты и священнослужители — о «законе Яровой»
  23. Михаил Шахов (религиовед и правовед, профессор, доктор философских наук):
  24. Екатерина Элбакян (религиовед, профессор, доктор философских наук):
  25. Юрий Тихонравов (религиовед, философ, директор Центра изучения и развития межкультурных отношений):
  26. Андрей Себенцов (эксперт в области конституционного права):
  27. Роман Лункин (Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН):

Закон Яровой — что это простыми словами, суть, когда вступает в силу, последние новости, о миссионерской деятельности

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Новый российский закон: никаких проповедей за пределами церкви Федеральный закон о религиозных организациях

Закон Яровой, также широко известный как «пакет Яровой», это ряд законопроектов, принятых 6 июля 2020 года, которые вызвали большой общественный резонанс.

Данные законы критиковались в интернет-сообществе и независимых СМИ почти во всех направлениях и проявлениях, хотя изначальная его цель довольно верна и позитивна – противодействие терроризму и экстремизму.

Что бы разобраться в том, почему же меры, преследующие такие благородные цели, оказались крайне непопулярны в народе, необходимо рассказать, что это такое простыми словами, рассмотреть каждую его ипостась и ответить на ряд вопросов, которые и будут рассмотрены ниже.

Об авторе

Говоря о «пакете Яровой», в первую очередь необходимо понять, в честь кого названы данные законопроекты.

Ирина Анатольевна Яровая является действующим депутатом Государственной Думы от партии «Единая Россия», в которой с 2008 года является членом Генерального Совета. Поскольку речь идет о ее, в какой-то степени, политическом детище, останавливаться на подробностях ее личной жизни и личной биографии не будет этичным — здесь будет рассмотрена лишь ее политическая деятельность.

А начало политической карьеры Ирины Анатольевны довольно сильно противоречит ее нынешнему положению. Ее деятельность началась в партии «Яблоко», оппозиционной ее нынешней партийной принадлежности.

Будучи членом Совета народных депутатов Камчатской области, она также возглавляла фракцию «Яблока», активно выступая против политики «Единой России» в данном регионе.

Неоднократно баллотируясь в Государственную Думу, она не смогла получить депутатский портфель, не прекращая, однако, свою политическую деятельность в партии «Яблоко» на Камчатке, находясь в оппозиции руководству области.

В 2003-и году, со стороны «Единой России» ей предлагался переход в эту партию, от которого она отказалась.

В 2007 году, Ирина Анатольевна вышла из партии «Яблоко» и присоединилась к «Единой России», мотивируя это тем, что хочет переехать в Москву на постоянное место жительства. На очередных выборах в Государственную Думу она оказалась на втором месте, однако все же получила мандат после отказа от него победителя.

В Госдуме она стала известна благодаря участию в создании законопроектов, касающихся проведения митингов, миграционной политики, и многих других сфер, однако наиболее известным стал недавний «пакет Яровой», который уже пора рассмотреть поближе.

О сути поправок

По сути, закон Яровой – это два законопроекта, вносящие ряд поправок в закон «О противодействии терроризму» и другие акты, касающиеся этого вопроса, и в статьи Уголовного кодекса РФ, также касающиеся антитеррора:

  • Первая часть «пакета» — это федеральный закон от 6 июля 2020 года № 374-ФЗ. Он накладывает обязательства на крупнейшие операторы связи хранить на серверах записи звонков, сообщений и истории посещения интернет страниц своих пользователей. Именно этот законопроект вызвал больше всего недовольства среди населения, так как многие сочли это вмешательством в личную жизнь;
  • Второй законопроект принят в тот же день, за номером 375-ФЗ. Как уже было сказано выше, он вносит ряд поправок в Уголовный Кодекс РФ. В первую очередь он увеличил сроки по таким статьям, как участие в террористической и экстремистской группе, агитация к этим видам деятельности и вообще по многим статьям, касающимся террористической и экстремистской деятельности. Так же, он позволил привлекать к судебной ответственности подростков от 14 лет, за участие в террористических группировках. Так же внес множество нововведений в УК РФ, одним из них является «недоносительство», т.е. несообщение о преступлении, что с вступлением в силу данного закона, является уголовно наказуемым преступлением.

Кроме этого, новшеством стало понятие «акт международного терроризма». Если сказать кратко, это понятие подразумевает под собой совершение террористического акта за пределами Российской Федерации, которое подвергло опасности граждан РФ, их жизнь и неприкосновенность

Кроме этих, наиболее важных, моментов, законопроект вносит огромное количество поправок и дополнений, касательно террористической деятельности.

Про что закона Яровой

Тексты обоих законов довольно просты для восприятия. Полное название первого законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».

Он состоит из 19 статей, каждая из которых перечисляет поправки в отдельный закон, который указан в начале статьи. Пункты этих статей довольно коротки и понятны.

Второй закон, «О внесении изменений в УК РФ и УПК РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», состоит из четырех статей, которые, однако, куда более объемные, что опять таки не мешает их правильному восприятию.

Оба закона написаны довольно лаконичным и понятным языком, что исключает его какую либо другую трактовку, кроме как задуманной авторами. 

Условия работы для операторов связи

Как уже было сказано, первый закон «пакета» внес ряд поправок в закон «О противодействии терроризму», которыми обязал  ряд операторов сотовой связи, создавать базы данных и хранить на них записи телефонных разговоров и СМС-сообщений пользователей этих самых операторов.

А устроено это следующим образом – ряд мобильных операторов и интернет-провайдеров, определенных специальным реестром, должны хранить все эти данные в специально созданных для этого дата-центрах и передавать их силовым структурам по первому требованию.

Этот пункт закона возмутил многих еще и потому, что помимо вмешательства в личную жизнь, это должно было спровоцировать большой рост на цены сотовой связи, о чем не забыли сообщить сами операторы. Дело в том, что хранение подобных объемов данных, а это миллионы терабайт информации, очень дорогостоящая процедура, требующая затрат, сопоставимых с бюджетами целых стран.

Постройка дата-центров, обеспечение бесперебойной работы серверов – все это сулило огромные затраты.

На сегодняшний день в правительстве ведется обсуждение по смягчению этого пункта закона, однако из заявлений экспертов известно, что отмена закона, или глобальное его превращение во что-то другое невозможно.

Условия работы для транспортных компаний

Кроме закона «О противодействию терроризма», первая часть «пакета Яровой» также внесла изменения в закон № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиторской деятельности». Поправки обязывают экспедиторов проводить дополнительную, усиленную проверку документов клиента, а также информации о грузе и особенностях его перевозки.

Как и в случае с мобильными операторами, это сулит многомиллиардные расходы для транспортных и логистических компаний, на закупку специального оборудования для усиленного досмотра грузов и посылок – металлодетекторов, рентгеновских установок и другой аппаратуры.

Это же сулит резкий рост цен на доставку посылок и грузов, что также возмущает многих людей. По расчетам аналитиков, это может снизить количество покупок в интернете до 40%.

О противодействии терроризму

Помимо всего прочего, закон № 374-ФЗ наложил запрет на использование незарегистрированных средств шифрования, со штрафом от 3 до 5 тыс. рублей за нарушение. Помимо штрафа, конфискуется также само средство кодирования.

Также, во избежание конфликтов на религиозной почве, закон запретил религиозным обществам и организациям ходить по квартирам и домам и читать проповеди, о чем следует сказать отдельно.

О миссионерской деятельности

Закон запрещает вести миссионерскую деятельность всем, кроме официально зарегистрированных религиозных групп. Однако и для них есть ряд территорий, на которых запрещено проповедовать.

Что бы получить разрешение на осуществление своей деятельности, у представителей религиозных организаций должны быть все документы, подтверждающие их принадлежность к, подчеркиваю, зарегистрированной организации.

А на изданиях и материалах для распространения должна быть специальная маркировка. За нарушение предусмотрена административная ответственность в виде штрафа.

Когда вступает в силу

Большинство поправок уже вступило в силу 20 июля 2020 года. К ним относятся поправки в Уголовный Кодекс РФ об увеличении сроков за террористическую и экстремистскую деятельность в любом ее виде, а так же снижение возрастного порога для привлечения к уголовной ответственности и «недоносительство».

Так же в силу вступили поправки, касающиеся миссионерской деятельности и транспортно-экспедиторской деятельности.

Поправки, касающиеся хранения мобильными операторами персональных данных российских граждан вступят в силу с 1 июля 2020 года, когда для этого будет подготовлена соответствующая почва и все разногласия между политиками по поводу осуществления такого масштабного проекта будут разрешены.

Последние новости

Как уже говорилось, в правительстве активно идет обсуждение осуществления всех мер, предусмотренных «пакетом Яровой». И ключевым пунктом, конечно, является хранение персональных данных. По предварительным оценкам, это сумма должна была составлять около 5 трлн. рублей.

Сумма поистине космических масштабов и далеко не у каждой страны в мире в казне есть такое количество денег.

Однако в январе 2020 года, Министерством связи и массовых коммуникаций было заявлено, что при доработке закона стоимость реализации этих проектов можно снизить до 100 млрд. рублей, за счет исключения из перечня хранимых данных истории торрент-загрузок и онлайн-видео.

Разумеется, с уменьшением объема хранимых данных, отпадает нужда в большом создании большого количества хранилищ для этих данных.

Однако, сотовые операторы считают, что объем хранимой информации следует сократить исключительно до ых вызовов и СМС-сообщений, в противном случае реализация проекта невозможна и приведет лишь к колоссальному росту цен на мобильную связь и интернет.

Как мы видим, этот пункт пакета еще не готов к реализации и в настоящее время вокруг него идут жаркие споры, и судя по тенденциям, что бы воплотить его в жизнь, «гайки» будут немного «ослаблены».

Как это работает

После того, как основные механизмы работы закона рассмотрены, можно взглянуть на то, как эти поправки работают в деле, ведь прошел практически год с момента принятия большинства из них.

Самым печально известным и широко обсуждаемым случаем стало кошмарное убийство Андрея Карлова, российского дипломата в Турции. Напоминаем, что в 19 декабря 2020 года на фотовыставке в Анкаре, террорист почти в упор застрелил российского посла, после чего угрожал оружием остальным посетителям, выкрикивая исламские лозунги.

Он назвал это местью за действия России в Сирии. По этому случаю было заведено уголовное дело по статье 361 УК РФ «Акт международного терроризма». Эта статья была введена вместе с остальными поправками законом Яровой.

Статья о миссионерской деятельности успела проявить себя уже несколько раз, за прошедший год. Наиболее известным стало задержание Дмитрия Угая, в отношении которого начали административное разбирательство за прочтение лекции о йоге.

Ему ставили в вину не просто прочтение лекции, а вовлечение в индуизм и его пропаганду. Однако судом было решено прекратить разбирательство.

Это наиболее обсуждаемые случаи работы «пакета Яровой» в деле. Но поскольку поправок много, как крупных, так и мелких, соответственно и разбирательств, о которых не пишут СМИ, куда больше. А значит, можно сказать, что законы Яровой работают и приносят свои плоды. А хорошие они или плохие – вопрос исключительно субъективный.

Информационная безопасность

Из всего написанного вытекает логичный вопрос – является ли «пакет Яровой» покушением на личную информационную безопасность? Вопрос очень спорный. Вне сомнения, телефонные переговоры отдельного гражданина должны быть приватными и не должны быть услышаны никем, кроме собеседника на другом конце провода.

С другой стороны,  данные переговоров будут просто храниться на серверах и потребуются силовым структурам, только в случае, если этого гражданина заподозрят в причастности к террористической или экстремистской деятельности. Поэтому, вокруг этого законопроекта идут такие жаркие споры.

Он имеет и свои сильные стороны, и слабые, которые могут быть истолкованы двояко и использованы во вред гражданам. А потому с какой стороны баррикад быть – выбирать исключительно Вам.

Сторонники скажут – с разрастанием террористической угрозы, участившимися терактами и ростом военной мощи запрещенной в России террористической организации «ИГИЛ» реальных результатов можно добиться только радикальными методами, что называется «лес рубят – щепки летят».

Противники скажут – это совершенно ненужное «закручивание гаек», я не желаю, что бы космические суммы денег, заплаченные из карманов простых граждан, шли на то, что бы мои разговоры прослушивали и повышали цены на тарифы, террористы всегда найдут способ обойти систему.

Обе стороны будут правы, ведь невозможно угодить каждому из 140 миллионов граждан Российской Федерации. В чем то этот закон вносит реальный вклад в борьбу с терроризмом, в чем то он лишь вредит экономике страны.

Не стоит забывать, что не все статьи закона Яровой вступили в силу, и одни из важнейших пунктов все еще обсуждаются.

Поэтому необходимо запастись терпением, внимательно наблюдать за политическим процессом в стране и проявлять активную гражданскую позицию, тогда Вас обязательно услышат.

Документы

Внимание!

  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

  1. Задайте вопрос через форму (внизу), либо через онлайн-чат
  2. Позвоните на горячую линию:

ЗАЯВКИ И ЗВОНКИ ПРИНИМАЮТСЯ КРУГЛОСУТОЧНО и БЕЗ ВЫХОДНЫХ ДНЕЙ.

Источник: http://zakonmaster.ru/zakon-jarovoj/

Пастора выдворить, книги сжечь. Как верующие страдают из-за «пакета Яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Новый российский закон: никаких проповедей за пределами церкви Федеральный закон о религиозных организациях

В России — 29 840 религиозных организаций. Большинство — православные (17 687), затем идут мусульманские (5513), а дальше — многочисленные протестанты, всего более 4000 организаций.

Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов на двери церкви в Витенберге. Депутату Ирине Яровой хватило всего двух тезисов:

— миссионерскую деятельность нельзя вести в жилых помещениях;

— миссионерам нужны документы, подтверждающие «факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц».

Поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединениях» вступили в силу 20 июля 2016 года. В тот же день взялись за баптистов. Они среди прочего отвергают крещение младенцев и выступают за добровольное и сознательное крещение взрослых людей.

Комиссия из восьми человек закрыла детскую площадку при баптистском доме молитвы в Ноябрьске.

Ее признали детским лагерем без разрешительных документов: площадка находилась в непосредственной близости от дома молитвы, дети могли слышать проповеди и пользоваться религиозной литературой.

Алексей Телеус, пастор евангельских христиан-баптистов, Ноябрьск:

Из-за работы с детьми меня обвинили в незаконной миссионерской деятельности и оштрафовали. Но детей всегда чему-то обучают, например, основам культуры, единоборствам, физике, математике. Эта деятельность при желании также может быть преподана как незаконное миссионерство.

Я почти 60 лет прожил в баптистской семье. Сначала в родительской, потом в своей. Я многое повидал и знаю, что государство всегда делает что хочет. А по закону или просто по прихоти — дело десятое.

Закон Яровой призван защитить граждан России от угроз терроризма, но он не работает по своему прямому назначению. Мне не известно ни одного случая, когда его применяли против террористов. Этот закон, противоречащий Конституции, призван держать в узде неугодных и дал возможность безнаказанно вторгаться в личную жизнь граждан.

До закона Яровой у нас не было никаких проблем с полицией. В декабре на праздновании 25-летия нашей церкви даже выступал представитель администрации, благодарил за служение людям. Мы помогаем всем, кого Бог посылает. Главное предназначение церкви — спасение душ от греха.

Штраф за проповедь против алкоголизма

Совет по правам человека предложил убрать статью о миссионерской деятельности из «пакета Яровой», поскольку она нарушает конституционное право на свободу вероисповедания и неэффективна в противодействии терроризму.

Но вслед за баптистами атаковали пятидесятников. В августе 2016 года в Марий Эл пастора церкви пятидесятников Александра Якимова оштрафовали на 5000 рублей за проповедь против алкоголизма. Якимов благословил жителей на сельском празднике и поставил в пример старосту, который не употребляет алкоголь уже 10 лет. Суд счел это незаконной миссионерской деятельностью.

Дмитрий Шатров, старший пастор пятидесятнической церкви «Миссия Благая Весть»:

Закон применяют именно против протестантов. Участковые ходят по квартирам, где юридически значится церковь, и штрафуют владельцев за то, что на двери не висит объявление «здесь изучают Библию» или «здесь проходят богослужения». Верующие там вообще не собираются, но табличка должна быть.

С нашей церковью был всего один казус: приехал гость из Латвии, имевший религиозную визу и все разрешительные документы на руках, но правоохранительные органы перебдели и сорвали богослужение. Причем перед нами не извинились, сказали просто, что это было недоразумение.

Закон Яровой лишь мобилизовал нас, мы стали более внимательными и дисциплинированными. В любом случае, никто не сможет остановить то, что предписано самим Иисусом Христом. Мы рассказывали о вере в Бога и будем рассказывать.

Мои дедушки и бабушки сидели в тюрьме за это. Я человек верующий не потому, что это модно или выгодно, а по убеждениям, это было предопределено еще до моего рождения. Нашей церкви уже более 100 лет, и нас не напугаешь репрессиями.

От каторги до штрафа

Российские протестанты всегда подвергались гонениям. В конце XIX века русских баптистов массово депортировали в Закавказье и на Дальний Восток на каторжные работы.

В Первую мировую войну положение русских протестантов резко ухудшилось, поскольку их вера считалась немецкой. Протестантские молитвенные дома и учебные заведения начали закрываться.

В 30-е годы ХХ века русских протестантов ссылали, принуждали к эмиграции, сажали в тюрьмы.

На этом фоне современные гонения кажутся несерьезными: например, в октябре 2016 года в Кемерово суд оштрафовал на 40 тысяч рублей за миссионерство пастора Андрея Матюжова. Его церковь «Новое поколение» существует не первый год, но он ее не зарегистрировал.

Андрей Матюжов, пастор протестантской церкви, Кемерово:

Я был двукратным чемпионом России по боксу и известным бизнесменом-ресторатором. Но вот уже 17 лет я проповедую, помогаю нарко- и алкозависимым людям, занимаюсь социальными программами, от столовых до детских лагерей, и ежедневно веду утреннее слово пастора на .

С местной властью конфликтую достаточно давно. Я осудил братоубийственную войну с Украиной, начался прессинг. Закон Яровой — еще один повод нас ужалить.

Меня и мою жену оштрафовали за миссионерскую деятельность, но, по сути, за убеждения, которые в принципе никому вреда не приносят, а только изменяют жизнь людей.

Моя жена помогает проституткам бросить наркотики и этот бизнес, она свидетельствовала об этом в суде, а судья сказал: «Вы пастор, любое слово от вас — это уже проповедь». Нас, видимо, хотели запугать, но только подняли авторитет и сплотили прихожан. Проповедь Евангелия как звучала, так и звучит.

Я думал, что закон направлен против радикальных исламистов. Ну какие экстремисты среди протестантов! Но, видимо, некоторые начинают трактовать закон по-своему. Не знаю, что дальше будет. Единственный способ бороться с абсурдными законами — игнорировать их. Я штраф не платил и не буду.

Гонения на протестантов были в истории не раз. Нас много в России. У Сталина, Хрущева не получилось запретить, сейчас тоже не получится.

Ничему история не учит людей: нельзя остановить благую весть! Вот разве что иностранным миссионерам в России стало сложнее проповедовать.

Они просто ушли в подполье: приезжают, как и раньше, но проводят не открытые служения в церкви, а все больше по домам, куда приходят только свои.

Протестанты и протестующие

В октябре 2016 года в Орле суд оштрафовал на 40 000 рублей американского миссионера-баптиста Дональда Джея Оссеваарде.

Тот проводил в своем доме встречи для изучения Библии, не уведомив Минюст РФ «о начале деятельности религиозной группы». На встречи приходили около 15 человек, состав участников постоянно менялся.

Оспорить решение суда баптисту не удалось. Оссеваарде, который 14 лет прожил в России, собирается вернуться в США.

В конце мая в Уфе суд оштрафовал на 2000 рублей и выдворил из страны ганского студента Оусу Гидеона. Он приехал в гости к пастору церкви пятидесятников и принял участие в воскресном богослужении, проповедуя с кафедры.

Гидеона задержали прямо в церкви. Его участие в службе было расценено как несоответствие заявленной цели въезда в Россию.

Годом ранее в Твери осудили гражданина Ганы Туа Эбенезера Квадво за то, что он крестил человека в арендованном бассейне.

Сергей Ряховский, председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской, епископ:

У меня есть ощущение, что нас путают с протестующими типа Навального, но мы не протестующие — мы протестанты по вероисповеданию. Еще нас путают со свидетелями Иеговы. Невежество региональных правоохранителей и чиновников зашкаливает.

Протестанты — третья по численности конфессии в России. У нас многотысячные приходы, огромное количество реабилитационных центров для нарко- и алкозависимых, а также общественных организаций, помогающих бездомным.

Наша конфессия социально адаптирована, но, видимо, кому-то это не нравится. Мы отследили около сотни случаев только по протестантам.

Много случаев, когда штрафовали за отсутствие маркировки (по закону литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, которые выпускает и распространяет религиозная организация, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием этой религиозной организации. — Прим. ред.).

Но я никогда не буду маркировать Библию, потому что ее автор не я. Я уверен, что иудеи и мусульмане тоже не будут маркировать Тору и Коран. Мы будем рассказывать о Боге и спасении, потому что Конституция нам это разрешает.

Впрочем, во Владивостоке за отсутствие маркировки чуть не уничтожили 36 экземпляров Библии, которую распространяли миссионеры «Армии спасения». За протестантов вступилась РПЦ, и суд постановил книги не жечь.

Источник: https://baptist.org.ru/read/article/1424167

Штраф за Библию и крещение с ОМОНом: жизнь российских протестантов после «закона Яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Новый российский закон: никаких проповедей за пределами церкви Федеральный закон о религиозных организациях

В России около 3 миллионов протестантов, из них более половины — евангельского толка: пятидесятники, харизматы, меннониты, баптисты и представители других схожих течений. Евангельские христиане появились в России в 1860-х годах и почти все время, кроме 1920-х и 1990-х годов, подвергались жестким гонениям — сначала как оппоненты православия, затем — коммунизма.

История повторяется, и вслед за «Свидетелями Иеговы» волна репрессий перешла на протестантов-евангелистов. По мнению экспертов, принятый в 2016 году «закон Яровой» с его определением незаконной миссионерской деятельности превратился в повод для грубого полицейского вмешательства в жизнь общин. Подробности изучили «Такие дела».

Юрий Иванов / РИА Новости

Калуга

Церковь евангельских христиан «Слово жизни» в Калуге судится с государством уже 19 лет — с момента покупки здания в 2000 году, рассказывает ее глава, епископ Альберт Раткин. После принятия «пакета Яровой» со стороны властей заметно вырос «градус абсурдности преследований», говорит пастор.

В сентябре 2016 года на большую церковную конференцию в Калуге, которую проводило «Слово жизни», прибыли евангелисты из США Александр Уитни и Давид Козан. Один из них вышел на сцену и произнес поздравительную речь, другой в это время сидел в церковном зале.

В тот же день на вечернюю службу с участием гостей, рассказывает пастор Альберт, пришли двое «сотрудников в штатском» с камерами и диктофонами. После окончания службы к нему подбежали несколько человек в форме.

«Нам сообщили, что у вас здесь в храме совершается правонарушение!» — цитирует пастор их слова.

Американцы провели всю ночь в отделе МВД, их допрашивали полицейские и представители местного управления ФСБ.

В административном деле евангелиста, оставшегося в зале, было написано: «Сидел, активно махал головой, соглашался [с проповедью]», вспоминает пастор, получивший доступ к делу через юристов из «Славянского правового центра».

Оба гостя получили штрафы по 3 тысячи рублей за нарушение миграционного законодательства — по версии обвинения, они занимались миссионерством и их туристическая виза не соответствовала этому занятию.

В марте 2018 года помощника пастора Константина Шахтенкова задержали по обвинению в нарушении «закона Яровой». Об этом пастору Альберту сообщил участковый: ему пришло письмо из ФСБ о «проведении оперативных мероприятий», в ходе которых была выявлена незаконная миссионерская деятельность.

У дома пастора ждал мужчина, которого Альберт Раткин посчитал «сотрудником [ФСБ] в штатском». Он показал ему внушительную папку с делом: на сайте общины было размещено приглашение на ежегодную церковную конференцию, которое прихожане распространяли в «ВКонтакте». «У него было прям делище, все было указано — кто, где, когда, с каких IP—адресов заходил», — вспоминает пастор.

Через юристов «Славянского правового центра», представлявшего интересы «Слова жизни», пастору удалось ознакомиться с делом. «Судья, видно, затянула. Или с нами просто не хотели связываться, потому что мы каждое действие оспариваем и шумим. Так или иначе, дело “Слова жизни” прекратили за давностью. Его начали рассматривать через 2-3 месяца после заведения», — вспоминает священник.

В папке, которую показывали Альберту Раткину, фигурировала и другая пятидесятническая церковь — «Благодать». Ее обвиняли в незаконной миссионерской деятельности на основании приглашения двухлетней давности на Пасхальную службу и на концерт. «Благодать», как известно пастору, оштрафовали на 5 тысяч.

В последнюю субботу перед Пасхой 2019 года молодежь «Слова жизни» провела акцию — сделала из пенопласта несколько яиц и предложила прохожим написать на них, что, по их мнению, значит Пасха.

Полиция разогнала акцию и задержала нескольких подростков 14-15 лет и взрослых, в отделении их допрашивали о пропаганде экстремизма.

«Кто-то явно был недоволен, что Пасха завтра», — говорит епископ Альберт.

История закончилась без юридических последствий для церкви, только одному из взрослых прихожан пришлось написать объяснительную, почему он играл на гитаре песню «Прогулки по воде» группы «Наутилус Помпилиус».

Орел

Пятидесятническая церковь «Воскресение» из города Орла проводила библейский летний лагерь на протяжении 25 лет. Летом 2016 года лагерь разогнала полиция на основании «вовлечения детей в религиозную общину», рассказывает пастор «Воскресения» Павел Абашин. «Дети все были наших прихожан. Ну как дети — уже вполне осознанные подростки», — уточняет пастор.

Через месяц там же был задержан баптист Дональд Оссерваарде — гражданин США, который на тот момент уже почти 15 лет жил в Орле и был пастором небольшой общины, собиравшейся у него в квартире.

 В протоколе он написал: «Я, Оссерваарде, Дональд Джей, категорический не согласен, что я нарушил закон… Я не являюсь представителем религиозного объединения, поэтому я не мог бы заниматься миссионерской деятельностью, как определено в ФЗ № 125.

Я собираюсь в моем частном доме с друзьями, а это дело частного человека в частном доме и не разрушает закон». В итоге американец был оштрафован на 40 тысяч рублей и, как говорит пастор Павел, впоследствии выдворен из страны.

В 2017 году, продолжает Павел Абашин, бойцы ОМОНа разогнали водное крещение, несмотря на то, что члены «Воскресения» заранее уведомили городские власти о проведении ритуала. В протестантизме крещение в открытом водоеме — одно из двух священных таинств. В 2019 году церкви уже дважды отказали в проведении такого мероприятия.

По словам Абашина, в областном управлении ФСБ появились отдельные «миссионерские должности» и визиты на службы «людей в штатском» за три года стали обыденностью.

Самого пастора часто вызывали на допросы и, как он утверждает, пытались «вербовать».

«О чем я им должен докладывать? Где лежит моя Библия? Они думают, что если ты раз за границей побывал, то ты агент Госдепа, НАТО и всего остального», — сокрушается пастор Павел.

В 2018 году общинный центр, в котором «Воскресение» собиралось более десяти лет, после шести судебных разбирательств был закрыт из-за нарушений требований пожарной безопасности и создания «угрозы жизни граждан».

«Я всех поувольнял [в церкви], кроме одного секретаря. Сам я не получаю зарплату. Весь бюджет идет на всю эту волокиту — в месяц около 200 тысяч рублей, а то и больше.

Плюс надо платить за аренду помещения, где мы сейчас собираемся», — подсчитывает пастор Павел.

Павел Абашин был протестантом еще во времена СССР. То, что происходит сейчас, напоминает ему о 1970-х годах, когда за каждое богослужение община платила по 50 рублей при средней зарплате около 150 рублей в месяц.

«Но тогда милиционеры, когда мы начинали молиться, снимали фуражки в знак уважения. Сейчас они заваливаются к нам в общины, заламывают руки и делают что хотят.

У нас вроде бы есть закон о неуважении религиозных чувств — но наши религиозные чувства никто не собирается уважать», — говорит он.

Размытое понятие миссионерства

До принятия «закона Яровой» и появления юридического понятия о «незаконной миссионерской деятельности» такие истории вряд ли бы случились, говорят опрошенные ТД эксперты.

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин обозначает главную проблему новой юридической реальности — появление у полиции и других силовиков функций борьбы с «незаконным миссионерством» при крайней размытости самого понятия.

Роман Лункин приводит пример, когда на пастора одной из евангельских церквей завели дело о «незаконной миссионерской деятельности» за то, что в его квартире нашли Библию.

Согласно поправкам в жилом фонде запрещено любое миссионерство, и религиозную литературу в доме священника восприняли именно так.

Поправки из «пакета Яровой» устанавливают, что миссионерской деятельностью могут заниматься только зарегистрированные организации и только в специально предназначенных для этого помещениях.

По мнению религиоведа, «поправки Яровой» стали — в грубейшее нарушение прописанной в Конституции свободы совести — своеобразным налогом на религиозную жизнь для тех течений, которые государство считает своими противниками.

  К ним отнесли не только мусульман-салафитов, против которых изначально и задумывались изменения в законодательстве, но и, к примеру, приверженцев альтернативного православия в лице РПАЦ, ИПЦ и других «раскольничьих» церквей.

Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было

В последнее время главной мишенью этой «репрессивной практики» стали именно протестанты евангельского толка, продолжает эксперт. По данным исследовательского центра Forum18, из 159 человек и организаций, подвергшихся преследованию за «незаконную миссионерскую деятельность» в 2018 году, 50 были пятидесятническими, 39 — баптистскими.

Даже если такие истории проходят юридически бесследно, как для «Слова жизни», они отнимают много сил и денег.

Децентрализованная структура евангельских церквей не подразумевает единых бюджетов и даже касс взаимовыручки, рассказывает первый заместитель начальствующего епископа и управляющий делами Российского союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Константин Бендас. Сам он в 2016 году составил для единоверцев подробную инструкцию, как следовать всем новым указаниям «поправок Яровой».

В 2019 году в разговоре с «Такими делами» он признает, что при желании полиция и другие ведомства могут интерпретировать понятие «миссионерская деятельность» в нужную им сторону, и официальное разрешение на ее ведение не поможет.

К тому же из-за своей автономной структуры многие евангельские церкви просто не имеют ресурсов на процедуру официальной регистрации, тем более в условиях постоянного прессинга, который не ограничивается «законом Яровой», а задействует коммунальные, налоговые и пожарные службы.

По словам Бендаса, некоторые церкви из входящих в РОСХВЕ сейчас находятся на грани банкротства с долгами в несколько миллионов рублей. «Тут дело не только в Яровой и во взимании налогов. Православная религия [таким образом] зачищает под себя религиозное пространство. Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было», — считает епископ Павел Абашин.

«Суды, юристы — нескончаемая эпопея. Они как будто специально мытарят тебя», — подтверждает пастор Альберт Раткин. Каждый месяц церковь проходит минимум через одно заседание суда, но часто их намного больше. При этом большинство евангельских церквей существуют только на пожертвования прихожан, отмечает пастор.

Опрошенные «Такими делами» христиане-евангелисты говорят, что описанные ими процессы более-менее универсальны для городов европейской части России, где протестантам сейчас живется хуже всего.

В мае 2019 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу нижегородского отделения христиан-пятидесятников «Библейский центр “Посольство Иисуса”». Они собираются обжаловать нарушение по «закону Яровой», повлекшее в 2018 году штраф в 100 тысяч рублей.

«Незаконной миссионерской деятельностью» суд признал размещенное на сайте общины интервью со студенткой из Нигерии.

Источник: https://takiedela.ru/news/2019/07/22/protest-apology/

Абсурд, дилетантизм, произвол: эксперты и священнослужители — о «законе Яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Новый российский закон: никаких проповедей за пределами церкви Федеральный закон о религиозных организациях

Принятый Госдумой РФ в пятницу 24 июня в окончательном чтении пакет «антитеррористических» поправок в законодательство, получивший известность как «закон Яровой», является крайне недоработанным, оскорбляет миллионы россиян и способен создать массу проблем для государства и общества. Такую оценку высказали опрошенные REF News авторитетные российские эксперты в области права и религии, а также известные священнослужители.
 

Михаил Шахов (религиовед и правовед, профессор, доктор философских наук):

Закон характеризуется удивительной терминологической и правовой безграмотностью, а также полной непредсказуемостью последствий. Это открывает дорогу для очень большого административного произвола.
Количество глупостей зашкаливает. Во-первых, это определение содержания миссионерской деятельности.

В нем говорится, что миссионерской деятельностью является «распространение веры и религиозных убеждений». Возникает вопрос: а как быть с распространением атеистических убеждений? То есть, пропагандировать материалистические убеждения можно везде и всюду безо всякого разрешения, а пропагандировать идею о том, что Бог есть — только на специально оговоренных условиях.

Неужели религиозные идеи вреднее, чем безбожные? Наша история в XX веке скорее свидетельствует об обратном.  

В перечень того, что понимается под распространением веры и религиозных убеждений в рамках миссионерской деятельности, согласно закону, входит и совершение богослужений.

Это живо напоминает про советскую реальность, когда священник приходил на кладбище совершить заупокойную службу, а уполномоченный по делам религий обвинял его в «публичном совершении богослужения».

В этом вопросе мы точно наступаем на советские грабли.

Кроме того, в законе упоминается «публичное совершение других религиозных обрядов».

Получается, что если гражданин, идя по улице, осенит себя крестных знамением при виде храма, то он публично совершает религиозный обряд. Новый закон ставит под вопрос право религиозных организаций совершать богослужения в медицинских и тюремных учреждениях.

В законе также отсутствует определение «религиозной литературы», распространение которой он ограничивает. Являются ли, например, богословские сочинения Владимира Соловьёва, который никогда не был официальным православным богословом, религиозной литературой? Это понятие нигде юридически не определено.

К миссионерской деятельности отнесено проведение молитвенных и религиозных собраний. Это одна из «прицельных» формулировок. Большое недовольство наших «сектогонителей» вызывали ситуации, когда религиозные меньшинства арендуют концертные залы или иные помещения.

К миссионерской деятельности относится и проповедническая деятельность, но что это такое, в законе не определено. Определить это невозможно. Как и в советское время, любой разговор о Боге можно подвести под понятие проповеднической деятельности.

Налицо набор нарушений формальной и юридической логики — одно неизвестное не определяется через другое неизвестное. Это возврат к крайним формам советского богоборчества, когда запрещалось любое религиозное присутствие в публичной сфере.

 

Екатерина Элбакян (религиовед, профессор, доктор философских наук):

Внесённые поправки выглядят дилетантскими. Во-первых, есть ощущение, что их делали не специалисты, а люди, которые плохо представляют, что такое религиозная сфера, кто такие верующие люди, какова их шкала ценностей, образ жизни и система взаимоотношений с внешним миром.

Во-вторых, налицо тот факт, что эти поправки ущемляют права практически всех верующих, особенно не принадлежащих к «титульным конфессиям». Характер этих поправок можно определить как дискриминационный.

Обращает на себя внимание запрет на миссионерскую деятельность в жилых помещениях. Особенно это связано с практиками протестантов. Богослужение часто заканчивается проповедью, что также может быть рассмотрено как миссионерская деятельность.

Довольно странным выглядит требование о наличии специального удостоверения у миссионеров. Традиционно членство в христианской церкви было анонимным, а в данном случае речь идёт о довольно жёстком учёте прихожан.

Иисус сказал своим ученикам: «Идите и научите все народы». Получается, что надо было требовать справки у апостолов?

Интересно, а каким образом мы с коллегами должны будем преподавать религиоведение? Не возьмут ли с нас крупный штраф за рассказ о разных религиозных организациях?
 

Юрий Тихонравов (религиовед, философ, директор Центра изучения и развития межкультурных отношений):

Свобода убеждений — это главная свобода человека. Выбирая ту или иную веру, то или иное мировоззрение, человек выбирает конечную цель своей жизни, то есть способ распорядиться своей жизнью. А по ряду воззрений, в том числе согласно православию, — не только этой, земной, временной, но и вечной жизнью.

Всякое ограничение данной свободы — это страшнейшее злодеяние перед человеком.

Те, кто берёт на себя дерзость посягать на эту свободу, примеряют на себя роль богов, то есть фактически обожествляют сами себя. Нет и не может быть ничего хуже.

Последствия подобных действий коснутся нас всех, и в том числе авторов подобных инициатив, их детей, родных, близких и т.п. Это своего рода проклятие.

Поэтому пока ещё жива надежда, что разум воспрепятствует осуществлению данного проекта.
 

Андрей Себенцов (эксперт в области конституционного права):

Закон не поддаётся критике с позиций здравомыслия, так как имеет с ними слишком мало общего.

Конституционное право каждого на поиск и распространение информации, право каждого иметь и распространять религиозные и иные убеждения (статьи 28-30 Конституции РФ), право на объединение для его авторов не существуют.

Статью 55 (ч. 2), запрещающую принятие законов, которые отменяют или умаляют права человека, они равнодушно презирают.

Совершенно диким представляется запрет миссионерской деятельности в жилых помещениях. Действующая редакция закона и так крайне дискриминационна для религиозных групп, оставив им жилище, по сути, как единственное место для свободной деятельности.

В Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 30 октября 2003 года, сказано, что законодатель «не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания».

Публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст.

55 Конституции, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей.

Представляется, что реальная опасность от пропаганды экстремизма в формах исламского миссионерства законопроектом не устраняется, а поводы для очередных гонений на религиозные меньшинства расширяются самым серьезным образом.

Добавлю, что и определение миссионерства неудачно. Это вопрос, для решения которого необходимо привлечение к обсуждению и получение согласия религиозных организаций.

(по материалам центра СОВА)
 

Роман Лункин (Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН):

Источник: https://ruvera.ru/articles/o_zakone_yarovoiy

Закон
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: